Главная>>Новости>>Лес... Он стоял спокойный, величественный, чуть влажный утренней моросью.
Вторник, 07 Ноябрь 2017 14:28

Лес... Он стоял спокойный, величественный, чуть влажный утренней моросью.

Мокрые опавшие листья мягко уступали дорогу, пружинили под шагами, поблескивающая капельками воды примятая трава указывала направление кабаньих переходов, а характерный след раздвоенного копыта делал дыханье чуть чаще. Лес встретил нас добродушной сыростью, отсутствием ветра, он как будто коснулся лица чуть прохладной сильной ладонью. Редкие опадающие листья летели к земле совершенно бесшумно, благородно давая сосредоточится на хрусте веток чуть впереди и слева. Полный осенних лесных запахов воздух был великолепен, на втором вздохе ушла в небытие недельная суета, какие-то глупые важные события. Жизнь оказалась здесь - в полном грации повороте лесной дороги, посвистывании крыльев пролетающей в утреннем полумраке птицы, нетерпеливом повизгивании собак. Воистину, день, проведённый на охоте, в зачёт не идёт. Неяркое ноябрьское солнце подсвечивало охотникам, настойчиво ищущих свою удачу. И она таки пришла, пришла совершенно неожиданно, после шести загонов, наполненных треском ломающихся ветвей, хлюпаньем лесных луж под сапогами, приглушённых влажным воздухом выстрелов. А потом был бограч...он приготовлен на костре, он горячий и чуть острый на вкус, в нем много непонятных , но вкусных ингредиентов, его аромат смешивается с дымом костра и запахом свеженаколотых поленьев, создавая уникальную вкусовую гамму - шеф-повар любой, самой пафосной ресторации, обрыдался бы от бессилия и порвал все свои дипломы. Перемещенный из закопченого огромного казана в старый армейский котелок этот удивительный кулинарный продукт заходил в организм солидно и основательно, как Bentley в гараж олигарха, он был настолько великолепен, что сопутствующую ему зубровку выпили практически всю, чуть не оставив поджаренную на чугунной сковородке печенку без соответствующего алкогольного сопровождения. Темнота уже накрыла охотничий бивак, свет фонарей выхватывал помещенную в центр импровизированной «поляны» дымящуюся и смачно шкворчащую сковороду, заминка с тостом, вызванная заменой алкоголя (коньячок, совершенно логичный утром для протирки оптических осей, никоим образом не сочетался с настоящим брутально-сочным продуктом) была успешно разрешена и веселый гул голосов не утихал ещё какое время. А потом мы неспешно ехали домой, уютно урчал дизель, на переднем сиденье в позе римского патриция, скрестив руки на груди, мощно спал сын, а лес...лес знал, что мы вернёмся, потому, что мы с ним одной крови, потому, что не вернуться невозможно...